Читателю

У меня случилась беда – я потеряла любимого человека. Он не ушел к кому-то, он ушел из жизни. Причиной его смерти стала водка. Я пишу об этом, чтобы рассказать о ее опасности всем.

А еще…

Любовь творит чудеса. Она спасает, защищает, очищает душу… Об этом – моя книга. И еще о том, что есть в этом мире светлые люди и светлые отношения.

Жизнь была бы бесконечной – болезней, горя и смертей, если бы люди были совершенны и жили только любовью. В мире есть и зло. Одно из имен ему – алкоголь, которому нет равных по коварству. Алкогольное саморазрушение человека имеет свои причины, и только устранив их, появляется шанс на победу над злом.

Анализируя нашу жизнь, я не вижу причин, вижу только поводы (пусть и очень серьезные) для пьянства. И думаю, что в жизни каждого человека поводы – личностны, в то время как причина – универсальна.

Осмелюсь предположить, что для очень многих она состоит в том, что люди пьют с целью «приземления» своих мыслей, чувств и душевных порывов, для упрощения жизни, которая идет по правилам нашего несовершенного мира. Алкоголь и его расслабляющие последствия на время заполняют душевную пустоту, неудовлетворенность, чувство несправедливости и усыпляют сознание. Вот и выходит, что, чем ранимее и утонченнее человек – тем больше у него шансов стать заложником алкоголя как «лекарства» от проблем.

Снять стресс каждый старается по-своему, но почему-то очень часто – с помощью ложных избавителей от него. Да, на первый взгляд, эти средства срабатывают, при этом они доступны и просты.

Даже сигарета является попыткой на короткое время уйти от проблем. Концентрируясь на ней, человек пытается переключиться. Для «разрешения» же более серьезных проблем он выбирает спиртное. Состояние опьянения огрубляет восприятие реальности и одновременно лишает ответственности за происходящее. В самых тяжелых случаях некоторые выбирают наркотики. Ощущение искусственного счастья полностью вытесняет земные реалии. Но – разница в том, что если на борьбу с наркоманией поднялся весь мир, признав, что любое употребление наркотиков – это плохо, то в вопросе борьбы с употреблением спиртного никто не видит особой проблемы, предоставив каждому возможность решать пить или не пить, а если пить, то сколько. В нашей стране уже не существует понятия «принудительное лечение». Но правильно ли это? Никто не хочет услышать ответ любящих жен, мужей и детей алкозависимых?!

Я не оправдываю абсолютно всех, кто встал на путь саморазрушения, я просто пытаюсь обозначить их зависимость как одну из социальных проблем. Будем честными сами перед собой – кто хоть раз в жизни не напивался для того, чтобы уйти от какой-либо неприятной ситуации, заглушить боль души либо просто «в расстроенных чувствах»? Многие, поняв, что такой способ поведения становится повторяемым, остановили себя, осознавая, что выпивка становится привычкой.

Но в то же время не остановились другие, те, кто, даже понимая проблему, не отказались от яда, желая выглядеть «как все».

«Как все» – это страшное отображение реалий непонимания проблемы алкозависимости обществом. Тем обществом, в котором алкогольное лобби – одно из самых сильных, и в котором даже для молодежи придуманы и рекламируются «слабоалкогольные напитки». «Как все» начинается с того, что человеку «под градусом» легче общаться – пропадает стыд, проблемы отступают на второй план, легче можно понять и принять любого собеседника, даже если он неприятен. «Как все» продолжается, когда человек, уже зависимый от алкоголя, пытается скрыть свою зависимость от окружающих и не признаться в ней самому себе. И немудрено – ведь даже наркологи после лечения советуют пациентам отказываться от спиртного в компании, потому что они «за рулем» или «выпили антибиотик». Почему? Да просто нетрудно прогнозировать насмешки либо вопрос: «Ты что, больной что ли, раз не пьешь?». Вопрос от имени морально нездорового общества человеку, который как раз и не хочет быть больным.

Я не хочу в подробностях возвращаться к темным моментам нашей жизни, которые, по сути, сводились к проявлениям неадекватности любимого человека в период прогрессирования болезни. Я не хочу никого обвинять либо ранить воспоминанием о каких бы то ни было ситуациях. Поэтому в дневнике нет персонажей. Да они и не нужны – есть только я, Он, наши отношения, наша беда и наша память. И главными адресатами написанного будут те, для которых наш жизненный опыт станет уроком.

«Маяк – не призрак,
Антиsos в ночи
Последний шанс попавшим в бурю.
Луч через мрак – ты путь к спасенью
И яркая метафора к стихотворенью», –

эти стихи моего любимого сейчас я воспринимаю как мысли о том, что пытаюсь сделать в потемках горя его утраты. А «путь к спасенью» для меня – это то, что я делюсь опытом с теми, кто сам еще не задумался над проблемой, не хочет замечать ее в себе, и мое желание борьбы со злом.

Я не думаю как Ален Карр, написавший книгу о том, как бросить курить (которая стала полезной для многих моих знакомых), что смогу заставить отказаться от спиртного весь мир. Да это и не нужно. Я думаю о другом.

Человек мудр ровно настолько, насколько ему Господь приоткрывает эту мудрость. Всякому знанию свое время. Возможно, сегодня я бы нашла необходимые слова в борьбе с недугом любимого. Но – я не имела необходимых знаний и горького опыта. Он приходил постепенно, шаг за шагом, день за днем. А значит, мой опыт и знания были предназначены не для нас. Надеюсь, то, что я делаю сейчас – не зря, что мои слова будут своевременны для других.

Моя книга – крик моей души. А если душа кричит – то только для того, чтоб ее кто-то услышал.

ЛЮБОВЬ И ВОДКА
наш дневник

Что такое любовь? Какая она в человеческом проявлении? Когда она приходит? Ко всем ли? Что такое поздняя любовь и почему она поздняя? Нет ли в этом понятии чего-то трагического, жалости к себе по поводу потерянных без нее лет жизни и страха о том, что она быстротечна, как и наша жизнь? Может ли настоящая любовь закончиться, прерваться, обмануть?Волею судьбы мне пришлось искать ответы на все эти вопросы. А потом как средство терапии для души, эти ответы попросились на бумагу. И в моих словах нет ни буквы лжи…Это серьезный выбор – решиться излить свои переживания и поделиться ними с миром. Но этот выбор сделан с одобрения и благословления моей Любви.

*******

ЛЮБОВЬ

Мы были в Одессе. Отношения только начинались, и еще никто не знал об их начале. Да, собственно говоря, мы и сами еще не знали, ЧТО ждет нас и каким словом можно определить наши чувства. Ты уезжал на день раньше нас, но на этот день были взяты билеты в Одесскую филармонию на концерт фламенко. Ты пошел на концерт, чтобы в перерыве уже умчаться на вокзал. Мы сидели рядом, и Ты шептал мне: «Посмотри, как похожа на тебя танцовщица. Этот танец прекрасен тем, что я вижу в нем тебя!».

*******

Весь город в то лето был увешан бигбордами, на которых были изображены огромные глаза. Уж не помню, что они рекламировали, но видны были издалека и были довольно красивы. Ты же, когда увидел это впервые, написал мне в смс: «Я увидел бигборд с ТВОИМИ глазами».А вот я навсегда запомнила Твои ресницы – на них можно было выкладывать спички. А под этими ресницами был добрый и озорной взгляд. А глаза – они были необычайного цвета. Точнее, цвет их менялся в зависимости от того, что происходило у Тебя на душе. Я помню их и карими, когда на душе было темно, и нежно-зелкными, когда Ты смотрел на меня, и бирюзовыми, когда в них отражалось море. Они действительно были как зеркало.

*******

Мы вдвоем ехали в купе поезда. Долго. Не задумываясь куда. Лишь бы подальше от всего знакомого мира. Мы бежали, и никто нас не догонял. Потому что было некому и потому что были праздники.Всю дорогу Ты рассказывал мне истории из своей жизни. Ты как бы понял, что сейчас пришло время предотвратить мои вопросы о прошлом, и рассказывал мне все.Я часто вспоминала и просила повторить Твою смешную и трогательную историю о том, как в детстве мама отправила Тебя за квасом. Ты был одет в короткие штанишки и почти взрослую рубашечку. В честь праздника и гостей. Но тут произошли целых две неприятности. В очереди Ты случайно уронил в лужу крепко зажатую в кулачок мелочь, а потом, собирал ее, вывозившись в луже. По лицу текли слезы, размазываемые грязной рученкой. Добрая тетя добавили оставшиеся копейки. Но когда Ты, вымазанный но не сдавшийся, гордо подходил к дому и махал в окошко всем, кто ждал Тебя дома с квасом, Ты запнулся, упал и пролил весь бидончик.Я смеялась и плакала одновременно, слушая эту историю, и часто потом просила рассказать ее еще и еще. Перед моими глазами вставал маленький трогательный, но уже самостоятельный и настойчивый мальчишка, которым Ты и был всю жизнь. Когда-то мой старый друг сказал такую фразу: «В настоящем мужике обязательно должно оставаться хоть чуть-чуть от ребенка». В Тебе это «чуть-чуть» было всегда.

*******

Я ждала Тебя из командировки первый раз.Мы расстались в Симферополе после недели, которую мы прожили вместе. Зимой, после нового года. Мы провели это время в Крыму, где, в отличие от холодного Киева, в Никитском ботаническом саду цвели розы. Неделя пробежала как один вздох полной грудью. Ты открыл мне Крым, при чем не только те места, которые было «нужно» посетить, но и просто те уголки, которые были связаны для Тебя с какими-то светлыми воспоминаниями. А еще – мы много гуляли по ялтинской набережной и в те моменты, когда январское море проявляло свой характер, обливая нагретый солнцем асфальт, «ловили» волну. Это происходило так – Ты подходил к самому краю набережной, я – немного дальше и когда вода поднималась стеной, готовая обрушиться на дорожку, успевали отбежать и запрыгнуть на скамейку. Прохожие смотрели на наше ребячество и на их лицах появлялись улыбки. Мы поехали в Севастополь и Херсонес, где как раз шло строительство храма. На стройку, конечно же, пройти было нельзя, но Ты каким-то образом уговорил рабочих и они, выдав нам две каски, даже провели мини экскурсию по будущему собору.13 января мы встретили старый новый год на той же ялтинской набережной – оказывается, Ты взял с собой небольшой фейерверк и мы салютом отпраздновали начало первого года совместной жизни. На следующее утро я спала, и меня разбудил телефонный звонок: «Вставай, соня! Бери полотенце и – на набережную! Я открываю купательный сезон в новом году!».На Симферопольском вокзале нам пришлось брать билеты в разные поезда – я возвращалась домой, Ты же должен был заехать в Николаев по работе. Мой поезд отправлялся на час позже, и Ты вскочил на подножку своего вагона, когда поезд уже тронулся – мы не могли оторваться друг от друга. Мы прощались на несколько дней, которые были равносильны нескольким месяцам ожидания.«Тебя дорога позвала
И поезд вдаль тебя унес,
Оставив лишь любви слова
И легкий привкус твоих слез», –писал Ты мне.Я ждала Тебя в назначенный день. Ты позвонил перед выездом и сказал, что автобус, которым Ты приедешь, будет в Киеве в 9 часов утра. Но ночью меня разбудил звонок в дверь. Это был Ты: «Я не мог терпеть, как тянется по зимней дороге автобус, вышел из него на первой же остановки и помчался к тебе автостопом! Я не хочу терять ни минуты в разлуке!».

*******

Мы рисовали наше будущее в мечтах и сказках, которые сочиняли друг для друга. Ты любил сочинять сказки про девочку, которая была во всем похожа на меня, а я придумала историю про кошку и ежика – наших животных, с которыми мы ассоциировали друг друга.«В большом городе жили ежик и кошка. Они жили сами по себе, как и все в этом городе. Кошка просто была ничья, она ходила сама по себе как все кошки, но иногда ей хотелось стать домашней, променять хваленую свободу на тепло огня и посвистывание чайника, на запах котлет и игру с привязанным к веревке бантиком. Ежик же вообще был чужим в мегаполисе, где маленькому мирному зверьку очень трудно выжить и где жизнь идет не по законам природы, а по законам, придуманным людьми, забывшими, что они тоже ее частичка.И вот однажды они встретились – дворовая кошка и лесной ежик. На улице было тепло – то ли поздняя весна, то ли ранняя осень – небо было ясным, и погода располагала к тому, чтобы зверьки, не принадлежавшие к одному виду, захотели просто поговорить ни о чем. Кошка мяучила о своих мечтах, просто так, потому что грело солнышко и ей хотелось говорить хоть о несбыточном, но о приятном. Ежик пыхтел и слушал. Он думал, что и сам мечтал бы стать домашним, но еще больше о том, что ему хочется просто прижаться к кому-то и отогреться. Он раньше пробовал, но ему всегда мешали иголки, и потому теперь он вообще редко разворачивался из клубка. Так не было удобнее, но так было проще спрятаться, вывалявшись в листве.И они решили вместе убежать из шумного, пыльного города в лес. Они ушли ночью, а на рассвете добрались до светлой рощи, в которой шумели деревья, пели птицы, и рядом текла речка…».Ты мне ответил так, в смс:«…бреду по жизни как побитый пес.
Облезла шерсть и шкура в битвах рвана,
Потухший взгляд, на сердце рана.
Несбыточный покой, утерянная скука
Влекут его домой, где ждет родная сука».И тут же позвонил: «Ты не обиделась на слово «сука»? Ты понимаешь, что я хотел тебе сказать?»

Моя же история осталась недописанной. Мне очень хочется придумать к ней конец сейчас, но, возможно, он и не нужен – главное, что в сказке, как и в нашей жизни, встретились две души, которые всю жизнь ждали этой встречи…

*******
Как-то в телефонном разговоре, когда мы еще не были вместе, а просто «дружили», я пожаловалась, что у моего ребенка болит ухо. Ты пришел и принес смешного игрушечного котенка со словами: «Кошку к ушку, и наутро все пройдет». Игрушка, конечно, не лекарство, но даже не знаю, кому было приятнее – ребенку или мне.Ты постепенно переезжал ко мне, чтоб дать возможность моему ребенку привыкнуть. И для этого придумал совершенно сумасшедший по своей оригинальности способ – Ты затеял ремонт в дочкиной комнате! Хотя это вряд ли можно было назвать ремонтом, это было скорее оживление детской, или даже превращение стандартной комнаты с детской мебелью в настоящую комнату для ребенка. Ты приволок кучу разных обоев, рыбацкую сеть, поплавки, бамбуковые палки. Обоями, на которых были нарисованы дельфины, мы заклеили нижнюю часть стен – это было море. Некоторые дельфинчики вырезались отдельно и наклеивались чуть выше – они как бы прыгали из воды. Из других – одноцветных – коричневых, зеленых и песочных обоев мы вырезали пальмы и горы. На потолке были расклеены белые облака, чуть-чуть подкрашенные голубым карандашиком. Сеть в одном из углов так и была рыбацкой сетью с поплавками, приколотой к стене. Она «сушилась» на бамбуковых палочках. Но вершиной Твоего творчества и фантазии были светильники. Один – в виде экзотической птицы был просто удачно куплен в магазине. Другой же Ты сделал сам – в углу комнаты Ты повесил обыкновенный красный мячик, внутрь которого вставил маленькую лампочку и обклеил это «солнышко» такими же облаками, как и на потолке. «Вот теперь это детская комната. Я сам о такой мечтал в детстве. И главное – даже когда на улице пасмурно, а на душе – грустно, можно всегда включить свое собственное солнышко».А еще – в перерывах в этой работе мы поздним вечером выходили во двор, перелазили через забор детского сада, где была небольшая снежная горка и катались с нее на обычных целлофановых кульках, как бы подзаряжаясь энергией детства.
*******
Когда мы еще не были вместе, Ты так выражал свои чувства ко мне и стремление быть вместе:«Любовь моя кричит и плачет,
Не видеть это не могу.
Такой удел мне предназначен, я от себя не убегу.
Чушь не пороть, души не рвать,
Противно трезво рассуждать,
И повода не подавать, надежду прятать и любовь скрывать.
Все ради веры. Я ей единственной живу
Дышу, терплю и грежу, что я когда-нибудь проснусь,
А рядом – ты. И я не брежу».А потом –«Я все забуду,
Жалеть не буду,
Я все смогу,
Не убегу,
Не отступлю,
Перетерплю,
Приду, найду и обниму».А я в начале нашей совместной жизни просто не могла спать рядом с Тобой. Я даже не знаю, сколько времени я проводила в ночном полубреду – месяц, два, а может, полгода. Я просто боялась, что засну, а потом проснусь – а Тебя рядом нет. Как бы боялась спугнуть счастье. При этом утром я не чувствовала того, что не выспалась, энергия подзарядки от любимого человека не давала появляться усталости. Я переставала быть  «механическим человеком», я становилась женщиной, любимой и любящей.А потом я каждый вечер засыпала на Твоем плече. И никак иначе. И если Ты работал до поздней ночи, то и я не могла заснуть. Мне проще было чем-то помочь Тебе, хотя бы тем, чтобы быстрее напечатать какой-то текст. Поэтому мы очень часто вместе «творили» какие-то документы, Ты креативил, я добавляла свое и получались действительно классные вещи. И сейчас мне очень трудно работать без Твоих фонтанирующих идей, которые Ты, не скупясь, дарил всем.
*******
В день нашего первого 8 марта я проснулась от… звука дрели. Бурча, я повернулась на другой бок и закрылась одеялом с головой. Когда же Ты сам нежно разбудил меня – я просто обалдела – мне показалось, что прямо на столе росли цветы! Ты ранним утром сбегал в парк, где вырезал полукруглые основы для вазочек из свежеспиленных рабочими деревьев, дома обработал их и «посадил» туда единственные в это время зеленые растения – омелу. И еще – на столе стояли две чашки в форме двух лиц, которые вместе составляли единое целое, на одной было написано «Я», на другой – «Ты»…
*******
Была весна. Уже теплая, но еще без цветов. В тот год природа не спешила радовать киевлян даже желтыми цветами на кустах, которые появляются первыми. Ты приезжал из командировки с юга. Поезд приходил на вокзал в 6 утра. Я ужасно соскучилась, да и решила удивить Тебя – ведь я сова-совой, и ожидать меня на перроне утром Ты не должен был. Да и вагон я не узнавала – сюрприз так сюрприз. И вот стою я посреди перрона возле лестницы к переходу, чтобы не пропустить Тебя. Люди проходят мимо, и вдруг в толпе появляется облако сирени – эти цветы с юга в руках любимого человека как награда за разлуку.
*******
Я задерживалась на работе. Ты же в этот день завершил один из судебных процессов и получил адвокатский гонорар. Смсками и звонками Ты торопил меня домой. По тону  разговора было понятно, что Тебе не терпится, чтобы я скорей пришла. Когда я добралась до дома, меня ждал сюрприз – льняной брючный костюм, пояс к нему и туфли. И все подошло! Как Ты выбрал не то чтобы размер, а вещь по фигуре – это было для меня загадкой. «И еще. Утром я заметил, что у тебя заканчивается тушь. Посмотри, ты такой пользуешься? Вроде, тебе все равно, удлиняющая или распушивающая, главное, чтобы была с пчелиным воском, я ничего не напутал?».
*******
Ты собирал закаты и рассветы. Ты хранил их и в памяти, и на фотографиях. Где бы мы ни были, как бы не спешили, мы всегда останавливались запечатлеть прекрасные моменты нашей жизни. Ты открыл мне природу и научил замечать, видеть, слышать и понимать ее.
*******
Так сложилось, что день Твоего 40-летия мы встретили в Египте. Это был предпоследний день нашего путешествия. В этот день мы поехали на мотосафари. После жуткой, пыльной дороги по пустыне, где я сидела, прижавшись к Тебе сзади, умудряясь при этом фотографировать одинокие деревья в песках и другие сомнительные красоты пустыни, мы добрались до стилизованной для туристов «стоянки бедуинов». На закате, зрелище которого достойно завершило переполненный экзотикой и адреналином день, я поздравила Тебя с юбилеем. Ты же ответил мне так: «Знаешь, это очень символично, что мы празднуем мое сорокалетие в пустыне. Я, как Моисей, который 40 лет ходил по пескам в поисках Земли Обетованной, в этом возрасте тоже нашел свой оазис – тебя. И я молю Бога, чтоб это был не мираж».
*******
Я уезжала в Харьков. Командировка должна была длиться одни сутки, и у меня уже был заказан номер в гостинице и обратный билет на следующий день. Но, глядя из вагона на Тебя, продолжавшего идти по перрону за утренним экспрессом, я уже искала способ вернуться в тот же день. И случай подвернулся – из Харькова домой машиной в тот же вечер ехал наш знакомый. Я напросилась ехать вместе с ним, рассчитывая, что поздним вечером уже буду дома. Мы удачно проехали половину дороги, я уже успела перезвонить и сказать, что скоро буду, как небо неожиданно разразилось молнией. Оставшуюся часть пути мы ехали в жутком ливне. Я поняла, что обозначает фраза «вода стеной». Ты звонил каждые десять минут. Когда мы добрались под утро до Киева, в квартире, где было туманно от выкуренных за ночь сигарет, Ты прижал меня к себе и сказал: «Страшнее этой ночи я не помню. Я даже не могу выразить, ЧТО ты значишь для меня».Но Ты пытался сделать это в стихах:«Тебя одну всю жизнь я ждал,
И встретить уж совсем не ожидал,
И ты пришла как награжденье
За боль души, борьбу, лишенья,
Как после инквизиций Возрожденье,
Моя любовь и вдохновенье,
Божественной судьбы предназначенье».
*******
Кирилловский парк был местом наших первых романтических встреч, когда мы убегали от людей и бродили по дорожкам одни как в лесу. Первое наше «свидание» как раз и было в этом парке, когда на улице была слякоть, а там еще оставались серые сугробы, между которыми как озера растекались лужи с талой водой. Мы прыгали через эти лужи, целовались, и все больше отдалялись от городского шума. Это место практически в центре города не раз давало нам возможность сбежать от всех и молча, взявшись за руки, бродить по знакомым местам. Зимой там было особенно здорово – мы брали с собой пластиковые тарелки и катались на них с горок вместе с детьми. Летом Ты забирал меня после работы, мы брали нашу собаку, и Ты учил меня дрессировать ее.Собака – это отдельная тема в наших отношениях. Мы выбирали животное в подарок на день рождения моей дочери. Она хотела собаку, но у меня не было никакого опыта общения с этими животными. Ты сам выбрал и породу, а затем и щенка. «Подарком» оказался лабрадор – чудесная добрая, «детская» собака. Но, как это делают и все животные, наш пес интуитивно сам выбрал себе старшего, хозяина. Конечно же, Тебя. И Ты шутил: «Смотри, все собаки, как правило, не просто похожи на хозяев, а отражают их сущность. До тебя я был в состоянии борьбы со всем миром и у меня была кавказка. Сейчас я утратил агрессию и по сути своей похож на нашего лабрадора». А я и сама замечала изменения в Твоем душевном состоянии – если раньше я слышала только Твой смех в минуты бурного веселья, то потом стала все чаще замечать и Твою спокойную, нежную улыбку.
*******
Ты приучал меня к ежедневным зарядкам. При чем обязательно на воздухе и не меньше чем по часу в день! У нас был свой маршрут по Политехническому парку, в котором на пути – три турника. На каждом из них Ты делал по десять подтягиваний и крутил «солнышко», для меня же была поставлена задача делать «уголки» на одном из них. Ты выбрал для меня самый высокий турник. Я возмущалась, что это нечестно, а Ты говорил: «По отношению к кому? На маленький ты заберешься, я же хочу сам поднять тебя». На пути домой Ты обязательно покупал мне какой-то красивый и каждый раз новый цветок в награду за ранний подъем и победу над ленью.По субботам утром вместо зарядки мы садились в машину и ехали в тот же Кирилловский парк. В нем есть место, где над обрывом, как оборвавшийся мостик, склонилось дерево. И я каждый раз с замиранием сердца смотрела, как Ты проходил по этому дереву до самых тонких веток и обратно.
*******
Ты замечательно готовил. И Тебе было в радость приготовить что-то для меня. В те дни, когда я ленилась и не зарабатывала цветок за утренний поход в парк, я просыпалась от запаха чего-то вкусненького. «Ну вот, мой хомяк опять проспал зарядку, но все равно заслужил завтрак в постель!». Почему-то из всех завтраков, которые и готовились, и подавались с любовью, я лучше всего запомнила «веселую яичницу» – мордашку на тарелке, где два яйца были глазами, сосиска – носом, прическа выложена из огурцов, а улыбающийся рот был нарисован кетчупом…
*******
Сапоги были очень прикольные, но совсем не удобные для того, чтобы одевать и снимать их – очень мягкие замшевые ботфорты на шнуровке. Мне они понравились, но я смотрела на них с практичной точки зрения. Ты понял, что меня смущает, и сказал: «Берем без вопросов. Ты ведь никогда не будешь заниматься шнуровкой – это мое дело, которое будет доставлять мне удовольствие утром и вечером».
*******
Ты брал меня с собой везде, куда только мог. Мы проживали вместе все 24 часа в сутки.  Иногда даже на «мальчишники». Поначалу мне было неудобно, но Ты говорил: «Я не стыжусь тебя, я горжусь тобой, собирайся, поехали!» и вскоре Твои друзья стали воспринимать меня как «своего парня», который не испортит их компанию. Когда же Ты уезжал куда-нибудь один и я, соскучившись, звонила, возвращаясь, Ты говорил мне: «Слушай, мне ребята даже завидуют – мало того, что ты звонишь с вопросом о том, когда греть ужин, я и сам стараюсь убежать к тебе пораньше».Однажды мы вдвоем поехали… на охоту. Мы плыли в лодке по плавням, Ты высматривал уток, а я… вышивала, сидя в лодке. Потом Ты дал мне попробовать выстрелить по пустой пластиковой бутылке, лежащей на воде, и я попала в нее. Ты засмеялся: «Помнишь, как в фильме «Офицеры»? У нас покруче будет – у меня настоящая примерная офицерская жена, которая и рядом с мужем, и вышивает, и если надо, бьет без промаха!».
*******
У меня была какая-то субботняя встреча, и мы договорились встретиться после нее на Пушкинской. Я вышла из кафе и увидела Тебя – на мопеде! «Ну, как тебе наш новый конь? Садись, поехали, самое лучшее средство передвижения в хорошую погоду!». На этом мопеде мы любили ездить по вечернему летнему городу. А как-то раз, в начале осени, уселись на него в моросящий дождик, зашнуровавшись в капюшоны ветровок, и поехали на Труханов остров. Мопед давал возможность доехать туда самой короткой дорогой – прямо по Пешеходному мосту. А там, уже на острове, мы насобирали целый кулек сыроежек. Это были самые вкусные грибы из тех, что я собирала, готовила и когда-либо ела.
*******
Когда я болела, Ты говорил: «Знаешь, это ужасно глупо, но мне нравится, когда ты болеешь. Понимаешь, в этот момент я чувствую сумасшедший прилив нежности к тебе и радость от того, что нужен тебе и что могу ухаживать за тобой как за маленькой». Я вообще очень часто слышала от Тебя фразу: «Я хочу тебя баловать!». И Ты старался делать это по мере сил.
*******
Мы завели аквариум. Запустили в него 20 рыбок, и Ты сказал: «Ну вот, ответственности прибавилось, на 20 членов семьи стало больше». Кстати, после Твоего ухода из жизни у меня осталось только 7 рыбок… Остальные по неизвестной причине погибли в течение трех дней.
*******
Выходные мы обычно старались проводить с детьми. Гуляли то по отдельности, то вместе со всеми. Но иногда случались редкие для нас выходные, когда мы были, как в фильме, «одни дома». Мы закрывались от всего мира в свою нору, выключали телефоны, и целый день проводили вдвоем. Мы дрались подушками в постели, смотрели какие-то фильмы, вместе готовили, вместе валялись в ванной… Такие дни, как Ты говорил, «не засчитывались в жизнь». Время останавливалось. Земля переставала крутиться. Существовали только я и Ты.
*******
2006 год мы отпраздновали в Киеве, но Ты приготовил мне особый подарок – уже на третье января у нас были билеты в Словению. Мы попали в настоящую зимнюю сказку. Из окна отеля был виден остров с часовней. Мы съездили туда на катере, и я, звоня в «колокол любви», загадала всегда быть только с Тобой. Каждый вечер мы кормили диких уток и лебедей на берегу. И конечно же, катались на лыжах. Точнее, это Ты катался, а я пыталась. Мне пришлось даже брать уроки у инструктора, в то время как Ты, впервые встав на горные лыжи, сразу же пошел на подъемник. И у Тебя все сразу получилось! Ты вообще был из той редкой породы людей, у которых получается все, за что ни возьмутся. Добавить к этому еще смелость на грани отважности, и станет понятно, почему к концу недели Ты уже спускался со слаломной трассы категории «красная».Мы еще решили взять на сутки машину напрокат и съездить за 240 километров к морю на границу с Италией. Это было настоящим чудом – утром выехать из 11-градусного холода, проехать по дороге, по краям которой стояли, как в сказке, заснеженные ели, и за перевалом попасть в весну, еде растет инжир и температура – плюс 15. Мы гуляли по средневековому городу Пиран, слушали шум волны и только к вечеру вспомнили о необходимости ночлега. В таком маленьком городке зима – не сезон работы гостиниц и мы еле нашли хостель, где можно было переночевать. Наутро же мы встали до рассвета, чтобы успеть сдать машину к нужному часу. Времени было достаточно, но на обратной дороге нас ждал сюрприз – потепление и белый, как вата, туман. Мы долго смеялись, пока искали дорогу, вспоминая мультик про ежика в тумане, но все-таки успели.Неделя прошла, а меня ждал сюрприз. Оказывается, мы были единственные, кто не улетал обратно чартерным рейсом – Ты заказал для нас индивидуальный тур на 10 дней! Все оставшееся время мы были ВДВОЕМ во всем отеле! Отель практически работал для нас.
*******
Кстати, праздник Нового года мы старались отпраздновать так, чтобы помнить его до следующего. Мы набирали кучу фейерверков, садились в машину и объезжали друзей, где задерживались не больше чем на час. Ты, как человек-фейерверк, успевал «взорвать» и зарядить энергией за ночь все компании.А вот последний наш новогодний праздник мы встретили вдвоем. Нам никто не был нужен. Только Ты и я, как, собственно, и было всегда.
*******
Приближалось 23 февраля. Все женщины задавались вопросом – чем бы удивить мужчин на работе. Почему-то так принято, что этот праздник в нашей стране уже давно стал корпоративным и основные усилия по празднованию «мужского дня» прикладываются как раз на работе. У нас на работе была та же проблема. И я решила посоветоваться с Тобой, чтобы услышать, что же именно будет оригинальным подарком. Ты отреагировал сразу же: «Какие проблемы? Мы же знаем, в каких родах войск служили ваши мужики – у вас двое моряков и один десантник. Лучший подарок – это воспоминания, какими бы они у них не остались об армии. Покупай тельняшки – не ошибешься. Правда, не перепутай – морякам – в синюю полоску, десантнику – в голубую, а то еще обидишь ненароком». На следующий день наши мужчины одели эти тельняшки прямо на работе, да так и проходили целый день. Это и вправду был подарок от души и для души.
*******
Как-то летом мы взяли легкую палатку, каримат, набрали всякой еды и поехали за город по Вышгородской трассе. Ты сказал: «Я хочу показать тебе город с другой стороны, ты еще точно не была в таком месте». Мы вышли из машины, и Ты повел меня лесными дорожками в только Тебе известном направлении. По пути мы даже перешли вброд мелкую речушку. «Тут есть другой путь, но я хочу, чтоб ты увидела дорожки, которые оставляют под водой улитки, и посмотрела, как они передвигаются, не знаю, где еще в городе это можно увидеть». Мы вышли к Днепру с другой стороны Оболони. «Тут прошло мое детство, посмотри, это до сих пор место, где можно побыть только вдвоем». Мы сидели под огромным дубом, и я думала о том, что счастье нельзя определить никакими словами. Его можно только чувствовать.
*******
Простые радости жизни Ты открывал мне даже в малом. С Тобой впервые после долгих лет, прошедших с детства, когда я была на рыбалке с отцом, я попала на рыбалку опять. Ты быстро научил меня обращаться с удочкой, а потом долго ворчал, что у меня рыба ловится быстрее. Но потом засмеялся: «Ну да, я ведь забыл, ты же у меня кошка, а кошка рыбу откуда хочешь вытащит!».
*******
Перед выходом на работу мы часто стояли возле зеркала, любовавшись друг другом. Мы даже одеваться пытались в одном стиле, узнавая друг у друга, кто что собирается одеть сегодня. «Какая мы красивая пара!» – часто говорил Ты. И я была полностью согласна. Однажды на улице Ты заметил, что у меня запачкались туфли. Ты вытащил свой носовой платок, встал передо мной на колено и начал их вытирать. Прохожие смотрели на нас как на сумасшедших, а во многих женских глазах читалась зависть…
*******
Летом на балконе Ты сделал маленький откидной столик и поставил на него подсвечник. Очень часто по вечерам мы брали гитару и сидели там, пели песни, разговаривали обо всем. Такие вечера были лучшим релаксом после любого дня, что бы в нем не происходило.
Ты вообще любил слушать, как я пою. И любил, когда это слышат другие. Ты гордился мной. И часто на отдыхе заказывал в караоке песню, чтобы как можно большее количество людей слышали меня.
*******
Мы с друзьями – свидетелями на нашей свадьбе – выехали за город. На чудесное озеро в селе Витачев, которое Ты, зная, что такое озеро есть где-то поблизости, нашел сам, обойдя с собакой несколько километров в окрестностях дачи. Со скоростью 15 километров в час мы ехали по полю, над которым срывались перепуганные машиной перепела. В динамиках машины пел Лоза старую песню «Над деревней Клюевкой». И тут наш друг, который был за рулем, бросил его, выскочил из машины и начал танцевать прямо перед ней. Ты рулил одной рукой, при этом подпевал Лозе. Общее чувство нереальной радости, счастья, переполняло душу всем. Такие мгновения в жизни бывают только раз.
*******
Я уехала в Германию в командировку. Работа, встречи, прогулки по необычайно красивому Майнцу… Но каждый вечер я спешила в номер. Потому что Ты узнал по Интернету телефон отеля и звонил мне. Я пересказывала Тебе мой день, Ты мне – свой, а потом на ночь еще приходила смска со стихами. Обязательно. Мне мучительно жаль именно этих нежных, тоскующих строк, которые пропали вместе с украденным мобильником. Да ну его, этот телефон! Вот кто бы вернул мне эти поистине дорогие строки!Из Германии я привезла Тебе в подарок замшевый плащ. Но в нем был один недостаток – он был белым, и я сказала: «Поносишь сколько сможешь, а потом выбросим, главное, что он тебе идет». «Ничего, не выбросим. Нельзя выбрасывать подарки любимых. Я его перекрашу». И Ты действительно перекрасил его… аэрозольным баллончиком для обуви! Такой вещи модняче-потертого вида точно больше не было ни у кого!
*******
Когда мы закончили ремонт в новой квартире, не было ни одного случая прихода гостей без вопроса: «Какого дизайнера вы приглашали?». И я всегда гордо говорила, что дизайнером был Ты. Ты сам придумал все-все, перепланировку комнат, оригинальные решения витражных окон между коридором и комнатой, чертежи мебели, любую мелочь, создающую уют в доме – до самого маленького подсвечника. И мы ни разу не поспорили, делая ремонт. Единственным обсуждением темы, в которой мы расходились во мнениях, был вопрос глубины ниши для пылесоса…
*******

Смски – это особый вид отношений, особая связь. Они умножали радость в счастливые минуты, они оставили навсегда со мной Твои последние слова и они же и сейчас дают шанс выразить свою мысль в надежде, что она дойдет до любимого человека, где бы он ни был – на земле, на небе ли.«Тривиален вид общенья по коротким сообщеньям.
Но не надо обобщений, если в них души спасенье», –
писал Ты мне, когда мы были в разлуке.
«Смс в ночи, твоих глаз лучи,
В мыслях моих ты не молчишь,
Шепотом нежно мне все говоришь», –так Ты отвечал мне на мои сообщения.Однажды, когда Ты был в дороге, и телефон упорно не хотел передавать мне Твои мысли вне зоны связи, я получила такое полушутливое-полусердитое сообщение:«Германский мрачный гений,
Мой Siemens, ты любви гонец,
Не принесешь привет любимой,
Придет как под Москвой …!».Надо сказать, что Ты никогда не употреблял матерных слов и очень сердился на меня, когда у меня вырывалось что-то подобное. «Девочка, моя, ну тебе же это не идет!». И мне становилось немножко стыдно.«Так-так-так, спешат колеса, сокращая расстоянье,
Тик-тик-тик, спешат часы, сокращая расставанье,
Тук-тук-тук, спешит сердечко, сокращая ожиданье», –

по таким строкам я физически чувствовала Твое приближение ко мне…

Я до сих пор пытаюсь поговорить с Тобой в смс. Точнее, я отправляю их на Твой номер, а Ты отвечаешь мне как можешь – то ли снишься, то ли в жизни происходит что-то такое, что дает мне ответ на мои вопросы к Тебе.

*******

Перед юбилеем нашей фирмы Ты записал меня в салон красоты и о чем-то долго говорил с мастером. Через два часа я вышла неузнаваемой – с дерзкой короткой стрижкой, выкрашенная в ярко-белый цвет, с обалденным макияжем! Ты был доволен. На празднике все были в шоке от моего нового, яркого вида. Ты же стоял в стороне. Когда наши друзья спросили Тебя, почему Ты не веселишься со всеми, Ты ответил: «А я сюда просто белую гвоздичку привез. Вот стою и любуюсь ею».
*******
Ты был очень смелым человеком. Не помню, кто когда-то сказал Тебе: «Ты отважен до бесстрашия». Одним из доказательств бескомпромиссной борьбы с несправедливостью, чего бы это ни стоило, является то, что, не побоявшись увольнения и конца быстро развивающейся карьеры, Ты стал одним из организаторов милицейской забастовки 90-х годов. Но Ты не мог при этом постоять за себя и свои интересы. Вот за кого-либо из близких, или просто за обиженного – это без вопросов. Ты был ЗАЩИТНИКОМ по своей сути, а не нападающим. Поэтому и выбрал себе профессию адвоката. Однако именно эта профессия в условиях нашего несовершенного общества оставила немало рубцов на Твоем сердце. Показательным моментом в Твоих отношении с теми, кого Ты защищал, стал для меня случай, произошедший уже после Твоего ухода. Я передавала в хорошие руки все незавершенные Тобой при жизни дела. И с одним из клиентов, 70-летним рабочим, дела которого Ты бескорыстно вел долгие годы, пришла к нотариусу для оформления новой доверенности. Нотариус, вспомнив человека, который раньше бывал у нее, сказала: «А я вас помню, вы прошлый раз приходили выписывать доверенность со своим сыном». У меня сжалось сердце, а у моего спутника на глазах выступили слезы…Твоя смелость проявлялась как в работе, так и в обыденной жизни. Однажды мы заехали в Подгорцы, посмотреть, как летают парапланеристы. Понятно, Ты имел опыт прыжков с парашютом еще со времен службы в армии, но параплан – это совсем другое. Но неизвестность не могла остановить Тебя. Переговорив пару минут с инструктором, Ты уже быстро одевал на себя амуницию, а затем, разбежавшись с горы, полетел с нее, даже не дожидаясь «удачного» ветра, как это делали опытные спортсмены.
*******
Ты очень хотел, чтобы мы танцевали вместе. Когда мы были в Крыму, вечером, в съемной квартире, Ты поставил диск венских вальсов и пригласил меня на танец. Если быть честной – это был единственный вальс в моей жизни, этот прекрасный танец уже давно вытеснен из жизни семейных пар так называемыми «медляками». Еще задолго до появления «Танцев со звездами» и моды на парный танец Ты просил нашего друга – профессионального танцора – научить нас танцевать красиво вместе. Не знаю, почему мы не довели до конца эту замечательную идею…
*******
Мы часто рассматривали облака, видя в них всевозможных зверюшек и мордашки. А еще – говорили о том, что когда-то будем вместе, когда придет наш час, сидеть на облачке. Странно, но мы мало говорили о старости, а вот об облаках – часто.Я пытаюсь теперь опять научиться видеть в облаках фигурки. И еще – думаю, на каком же облачке Ты ждешь меня.
*******
Ты заряжался энергией от деревьев. Как много людей старается «подзарядиться» от ближнего, и как мало – умеет делать это от природы. Ты учил и меня, обняв дерево, чувствовать, как соки земли, которые идут по стволу, вливаются и в человека, принося заряд бодрости на целый день.
*******
Меня всегда поражала Твоя аккуратность. Я просто не помню случая, чтоб Ты позволил себе хоть на минуту оставить запах пота после пробежки, неначищенную обувь либо висящую «на живой нитке» пуговицу. Ты умел делать сам всю женскую работу. И никогда не упрекнул меня в том, что я чего-то из такой работы не успеваю сделать.
*******
Ты самостоятельно научился играть на гитаре, и, играя намного лучше меня и имея абсолютный слух, часто аккомпанировал мне, когда я пела для Тебя. Но открытием для меня стало то, что, зайдя в дом друзей, где стояло фортепиано, Ты открыл крышку и начал играть и на нем. Конечно же, это не была игра Ференца Листа, но я была поражена разносторонности Твоих интересов. Ты словно хотел успеть попробовать в жизни все. Книги для Тебя были страстью, при чем Ты «проглатывал» любую книгу за один-два вечера перед сном. Не помню точно, о каком из художников мы говорили одним из вечеров, но меня приятно удивило то, что Ты знаешь не только его картины, но и многие детали  биографии художника, мне неведомые. Ты мог разговаривать и спорить на любую тему и в любой компании.
*******
Мы ехали поездом из Москвы. В купе вместе с нами был всего один попутчик – молодой парень, которого тянуло поговорить. И мы разговорились. Как обычно в поезде – обо всем и ни о чем одновременно. Разговор перешел на философские темы, а затем молодой человек заговорил о том, что волновало его лично, о вопросах, на которые он, наверное, искал ответы. Я постепенно отошла от беседы, продлившейся глубоко за полночь. Когда Ты вышел из купе, парень посмотрел на меня восторженными глазами и сказал: «Как вам повезло с мужем! Я первый раз встречаю такого мудрого и простого в общении человека!».
*******
Глядя сквозь призму времени на многие, в том числе, счастливые пары и людей, союз которых длится много лет, я понимаю, что по интенсивности страстей, переживаний и глубине чувств наши неполные четыре года вместе были равны как минимум двадцати годам совместной жизни. Наша любовь не приглушилась, не переросла в тихую нежность либо в обыденную привычку. В этой любви были сконцентрированы все ее виды, она была уникальна. Возможно, потому счастье и оборвалось так внезапно.
*******
Мы строили детям на даче шалаш. Точнее, Ты сам предложил, когда узнал, что они играют в грязном заброшенном доме, и сам же и строил. Я помогала носить сосновые ветки, которые Ты очень аккуратно отпиливал от деревьев – по одной от каждой сосны, чтобы не испортить дерево. И вдруг на мой мобильный телефон пришла смс, прочитав которое, у меня мороз пошел по коже. Это было начало МОЕГО стихотворения ТЕБЕ, которое я отправляла уже очень давно, но которое, конечно же, не могла ни с чем спутать. Ты был обескуражен и расстроен так же, как и я. Мы оба поняли, что это плохой знак, знак вмешательства в наши отношения чего-то нехорошего и темного…
*******

Последний год мы предпринимали все возможные попытки найти адрес Твоего отца, которого Ты не помнил, либо кого-то из родственников по отцовской линии. И вот, когда Тебя не стало, перебирая документы Твоей матери, для того, чтоб передать их Твоей сестре, я нашла этот адрес! Ты помог мне завершить все свои дела на земле.А через пару дней, при разборке тех же документов, я нашла и малюсенькую записную книжечку – Твой еще армейский дневник. Я читала его как письмо ко мне, которое одновременно поражало зрелостью 19-летнего практически еще подростка и еще раз объясняло мне те черты характера, которые уже давно стали реликтами в наше время:«100 дней – мне просто не верится, что у меня наконец начался этот период службы, когда уже можно считать дни до приказа. Пускай после приказа их будет еще не мало, и еще не мало впереди бессонных ночей, волюнтаризма и тупости, пускай впереди еще суровая и противная литовская зима и сырая весна. Все это – … по сравнению с тем, что уже у тебя за плечами. С этой точки можно уже подвести некоторый итог своей службы в ВДВ. Этих «потешных» воздушно-десантных войсках.Позади шумные проводы и слезливые прощания, ДВРЗ, поезд, который вез тебя в такую таинственную и пугающую неизвестность, Гайджунай, распредпункт, первая неделя – все это воспринимается как нереальность. Все как будто происходило с кем-то другим, а не с тобой. Отрезвление и тяжелое состояние горького похмелья стало приходить с первыми калыбахами, тогда же развеялась, как вчерашний сон та первичная романтика службы в ВДВ, то представление о службе, полученное еще на гражданке. Это все уперлось в каждодневный упорный и тяжелый труд, в котором столько же волюнтаризма и тупости, как и везде. Может, у меня такой идиотский образ мышления, просто я считаю это идиотизмом – круглое носить, квадратное катать. Позже я понял, что в армии все делается через жопу, что один неопохмелившийся офицер может испортить кровь всей роте только по той причине, что у него болит голова после вчерашнего или у него дома неприятности. Но раз сказали «чугунявый», значит, чугунявый, и если в армии все дубы, значит, все должны шуметь, а «чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона» – народная мудрость.Перед глазами проходит целая галерея образов и лиц, которые ты встречал, может, даже и случайно. Встречаются в армии умные, толковые ребята, по настоящему талантливые. Таких – особенно жаль за их какую-то неприспособленность к службе. Я не считаю себя человеком, особо оделенным какими-то отдельными качествами. Жизнь пока кидает меня из стороны в сторону, порою бьет довольно больно. Говорят, что умный учится на чужих ошибках, а дурак – на своих. Но ведь тот не ошибается, кто ничего не делает. За свои 19 лет я успел немало увидеть и осознать. Если говорить без самохвальства, я человек вроде не дурной, даже где-то умный, иногда и хитрый, хотя я понял, что во мне нет той хватки деляги и проныры, что сейчас очень помогает в жизни, но идет в ущерб совести и чести, а значит, у меня есть и эти, не модные сейчас, качества. Натура я очень увлекающаяся, влюбчивая, хотя мне не хватает постоянства, умения доводить начатое до конца. Как бы насытившись всем самым интересным, я кидаю все и устремляюсь к новому и неизвестному.Я ужасный фантазер и мечтатель, иногда моя фантазия уводит меня так далеко, что я сам ужасаюсь. Если бы мои бредни переносить на бумагу, то получилась бы неплохая книга. Я и сам замечаю в себе потребность делиться с людьми своими вымыслами, соединяя их с реальностью, меня радует, когда я вижу заинтересованность в глазах своих слушателей, я чувствую контакт с ними, и от этого вымысел становится для меня уже реальностью, я уже сам начинаю в него верить.Дни в армии представляются для меня пока самыми яркими и интересными картинами в моей жизни, все предыдущее как бы меркнет по сравнению с ними. Хотя было тут много вещей, мягко выражаясь, неприятных, а грубо говоря – …, но все равно я с уверенностью могу сказать – мне есть что вспомнить и рассказать другим И Я НИ О ЧЕМ НЕ ЖАЛЕЮ, хотя порой кажется, что надо все переделать по новой, что все не так. Но жизнь такая штука, что прошедшего уже не вернешь, хотя и жаль. Я честно смотрю на себя со стороны, и хотя многое мне во мне не нравится, у меня множество недостатков. Но как говорится – недостатки – это продолжение наших достоинств, так что пусть все идет своим чередом, ведь все что ни делается – все к лучшему. Хотя я человек не верующий, но я верю в какой-то рок, в то, что все на земле предопределено, и хотя человек сам кузнец своего счастья, но существует еще рок, его величество случай, который не обманешь, как и не обманешь самого себя. Но я почему-то верю в свою звезду, мне кажется, что я не обижен природой и мне не уготовлена рядовая роль серого прожигателя жизни, и я готов бороться не то что за место под солнцем, а за свое место в жизни, а я оптимист – и это главное. Пускай у меня бывают перепады настроения, когда я все вижу в черном цвете, но у кого их не бывает. За спадом всегда начинается подъем, за взлетом бывают падения, довольно больные. Полоса неудач меняется полосой везения. Главное – это не обмельчать здесь, не опуститься на дно примитивных интересов и минимальных запросов к жизни. Я хочу от жизни очень многого. И я ненасытен в этом своем хотении. Жизнь – замечательнейшая штука и это начинаешь осознавать только тогда, когда ты ее мог потерять, я находился на этой грани несколько раз. Когда потом я начинал осознавать, что я натворил, как близок был я от той грани, за которой уже нет возврата, мне становилось страшно. Но человек так устроен, что потихоньку он забывает или старается не ворошить неприятных моментов в своей жизни, а тем более если он молод, здоров и вокруг так много прекрасного и интересного, и поэтому он старается не замечать плохие стороны жизни, ее мрачные углы.».

Я не поменяла ни слова в этом дневнике. Так же, как и Ты не поменял ничего в себе с момента написания этих строк. Ты только усилил своей жизнью эти «не модные качества» – тогда, когда был одним из немногих, кто сдавал костный мозг для чернобыльцев; тогда, когда очень часто, безо всякой материальной выгоды, вел дела необеспеченных людей, когда два года бесплатно помогал киевскому Дворцу пионеров; тогда, когда отдавал свою любовь детям и тогда, когда подарил мне самые счастливые годы моей жизни.

*******
Когда мы познакомились, Тебе было очень тяжело – не сложилась семейная жизнь, следом пришли проблемы с сердцем. И я помогла Тебе найти хороших врачей. Операция была не очень сложной, и Твой закаленный организм перенес ее удачно. Ты быстро восстанавливался. Мы начали общаться. Гораздо позже я поняла, что не могу назвать наши отношения того периода дружбой. Формально, по всем внешним атрибутам, это так и выглядело. И мы убедили себя, что дружим, и вели себя соответственно дружескому статусу. Но сейчас, вспоминая каждый наш шаг, каждый взгляд, я понимаю, что это с самого начала были отношения мужчины и женщины. В дни нашего разрыва Ты написал мне: «Ведь правда, когда мы познакомились, я был ничем для тебя, а ты была всем для меня…». Неправда, любимый. Ты всегда был, есть и будешь ДЛЯ МЕНЯ Единственным Мужчиной на Земле. И сейчас, я думаю, Ты это знаешь и со мной согласен.
*******
Когда Тебе делали операцию на сердце, она проходила под местной анестезией, поскольку не вскрывалась грудная полость. Врачи потом рассказывали мне, что давно не помнят такого пациента, который под анестезией рассказывал им анекдоты…У Тебя вообще был очень крепкий организм. Организм нуждался только в легкой «починке» и постоянном «уходе» за ним.И я старалась, как могла. Мы сделали операцию по выравниванию носовой перегородки, чтобы Ты мог спокойно дышать; диетой нейтрализовали проблемы с желудком; народными методами даже приостановили ревматические приступы и судороги в ногах, из-за которых Ты часто мучался по ночам.О проблемах с сердцем Ты больше не вспоминал. Стенокардия была побеждена операцией, а внутреннее состояние душевного комфорта не оставляло ей ни единого шанса. «Знаешь, раньше я чувствовал ком льда в груди. Сейчас же чувствую, как он тает и растворяется.»

*******

Продолжение следует…
Метки:                                        

Добавить комментарий