furaeva

АВТОР СТАТЬИ

Фураева Светлана Сергеевна

психолог

 

 

Первый вопрос, который задают себе люди, попавшие в такую ситуацию: «Говорить или не говорить?» Кажется, что доводов и «за»  «против» одинаковое количество. Боль утраты близкого человека и забота о ребенке диктуют решение «не говорить, скрыть, не хочу, чтобы малыш испытывал такие же ужасные чувства, как и я». На самом деле это не здравый смысл, это малоосознаваемое малодушие шепчет: «Зачем говорить? Мне так плохо сейчас, некому позаботиться обо мне в такой беде, а если я скажу – мне придется столкнуться с непредсказуемой реакцией ребенка, которую я боюсь. И вместо того, чтобы быть с собой в своем горе, мне придется заботиться не о своих чувствах, а о его. Мне это тяжело, я не справлюсь, не хочу, не буду.»

Если осознать эти тайные стремления собственной души спрятаться от еще большего горя и боли, то понятно, что первоначальное решение скрыть, утаить от ребенка правду о смерти близкого, крайне неверно и, более того, опасно. Ребенок до 6 лет формирует свою жизненную позицию и свое отношение к миру и другим людям. Он не понимает, куда делась мама, почему все вокруг о чем то шепчутся, начинают относиться к нему по другому, жалеют, хотя он не менял поведение и не болен.

Дети очень интуитивны. Они видят, что у взрослых «что-то не так», мамы рядом нет, на его вопросы о ней отвечают что-то невразумительное (уехала, заболела и пр). Неизвестность вызывает страх. Ребенок в такой ситуации может принять 2 диаметрально противоположных решения:

1. Я плохой, поэтому мама меня бросила, я недостоин (жизни, удовольствий, радости, игрушек и т.п.)

2. Мама плохая, потому что меня бросила. Раз меня бросил самый близкий человек, значит нельзя доверять никому в этом ужасном мире.

Между этими полюсами – тысяча вариантов решений, формирующих негативное отношение к себе, близким, жизни, низкую самооценку, ненависть, гнев, обиду.

Поэтому, как бы ни было больно, сообщить ребенку о смерти близкого человека нужно сразу. Если сделать это потом («я скажу после похорон, после поминок, после траура…), запоздалое сообщение может породить обиду на оставшихся близких (Они мне не доверяют, иначе сказали бы сразу), гнев (Как он мог скрыть, он же отец, а я его любил!), недоверие (Раз мне не сказали об этом близкие люди, значит все кругом обманщики и никому доверять нельзя).

Кто же должен говорить с ребенком о смерти? Конечно, самый близкий из оставшихся родных, тот, кому ребенок больше всех доверяет, с кем сможет разделить свое горе. Чем больше веры и поддержки найдет ребенок у этого человека, тем лучше будет проходить его адаптация к новой жизненной ситуации (без мамы или папы, или дедушки, или братика).

Дети 3-6 лет уже что-то знают смерти, но плохо представляют себе саму смерть. Обладая «волшебным» воображением, еще не зная достоверно, как устроен мир, ребенок в этом возрасте считает, что с ним, или с его близкими, этого не случится. Зависимость от родителей в этом возрасте формирует страх, что если родитель покинет ребенка, то с малышом случится нечто ужасное. Поэтому необходимо говорить о смерти близкого очень тактично, спокойно, в доступной для ребенка форме. Необходимо быть готовым и принять любую эмоциональную реакцию ребенка на это сообщение, ответить на все его вопросы.

Кроме того, очень важно сразу объяснить все аспекты смерти, которые могут вызвать у ребенка страхи или чувство вины. Если смерть произошла в результате болезни, пояснить, что не все болезни приводят к смерти, чтобы потом, заболев, ребенок не боялся умереть. (Бабушка сильно болела, и врачи не смогли ее вылечить. Давай вспомним, ты же болел в прошлом месяце и поправился. И я болел(а) недавно, помнишь? И тоже поправился(поправилась). Да, существуют болезни, от которых еще нет лекарств, но ты ведь можешь вырасти, стать доктором и найти лекарство против самой опасной болезни.) Если смерть произошла в результате несчастного случая, нужно объяснить факт смерти, не обвиняя в ней никого.

Чтобы у ребенка не появился страх потери оставшихся близких, нужно сказать ему, что остальные хотят жить долго и не хотят оставить его одного. (Да, мама умерла, но я хочу жить очень долго, я хочу быть с тобой все время, я буду заботиться о тебе, пока ты не вырастешь. Не бойся, ты не один).

Взрослый должен блокировать возникающее у ребенка чувство вины (Ты не виноват, что мама умерла. Как бы ты не вел себя, это все равно случилось. Поэтому давай лучше поговорим о том, как нам жить дальше). Здесь же уместно дать ребенку понять, что сейчас очень важный момент для переоценки отношений с оставшимися близкими. (Ты очень любил папу, и я не смогу тебе его заменить, но я очень постараюсь оказывать тебе такую же поддержку, как это делал он.) (Ты всегда доверяла свои секреты только маме. Я не смогу заменить ее в этом. Но я очень хочу, чтобы ты знала, что можешь рассказать мне о любых своих трудностях и я помогу тебе. Ты не одна, мы вместе.)

В подобном разговоре, как бы ни было это больно, взрослый должен принять любые эмоции ребенка, возникшие в связи со смертью близкого. Если это печаль – ее необходимо разделить (Мне тоже грустно от того, что бабушки больше нет с нами. Давай посмотрим фотографии и вспомним, какая она была). Если гнев – дать позволить ему выплеснуться (Я бы на твоем месте тоже ужасно рассердилась, что папа умер. На кого ты злишься? Ведь папа не виноват в этом. Поможет ли твоя злость тому, что случилась? Давай лучше поговорим о папе. Что бы ты хотела сейчас ему сказать? Что бы он сказал тебе в ответ?) Если вина – объяснить, что он не виноват (Ты ссорился с братиком, но умер он не от этого. Хорошо, ты сожалеешь об этом. Но не твое поведение стало причиной его смерти).

Если ребенок слишком мал, и его словарный запас невелик, можно предложить ему нарисовать свое чувство (горе можно переживать и так, как бы странно это не казалось). Например, страх может быть черным, грусть – синей, обида – зеленой, гнев – фиолетовым. Главное, чтобы ребенок понял, что он не одинок и имеет право на свободное выражение чувств, которые будут приняты его близкими.

Нельзя говорить ребенку о том, что он должен или не должен чувствовать и как он должен или не должен выражать их. (Не плачь, маме бы это не понравилось.) (Ты уже взрослый, чтобы плакать.) (Бедная сиротка, теперь тебе будет очень плохо.) (Ты не должен играть, ведь дедушки нет с нами больше.) Говоря подобные вещи, мы «программируем» ребенка на проявление чувств, которые он на самом деле не испытывает. Он может решить для себя, что настоящие чувства – это плохо, их необходимо подавлять, а демонстрировать окружающим лишь желательное поведение. Подобное решение может привести к эмоциональной холодности во взрослом возрасте.

Ни в коем случае нельзя запрещать ребенку проявлять свои эмоции горя (Ты не должен плакать, иди, поиграй, чтобы не думать об этом). Непрожитые чувства горя – основа для психосоматических заболеваний в более позднем возрасте.

Также опасно «загружать» ребенка своими эмоциями. Истерики родных, их «уход в себя», чрезмерно выказываемая жалость могут напугать (Бабушка так кричит – значит смерть, это что-то очень страшное), заставить почувствовать себя ненужным (Мама все время плачет о папе, а ведь у нее еще есть я. Значит, я ей не нужна.). Нельзя программировать дальнейшую жизнь семьи без радости и счастья (Твоя сестра умерла, теперь мы никогда не будем счастливы, как раньше).

Нельзя вольно или невольно использовать образ умершего для формирования у ребенка желаемого для взрослых поведения (Не шали, мама сейчас смотрит на тебя «оттуда», и расстраивается) (Не плачь, папа всегда учил тебя быть настоящим мужчиной, ему бы это не понравилось).

Ребенок должен не только услышать, но и почувствовать, что он не один, рядом с ним человек, который разделяет его чувства. Не нужно прятать свои чувства от ребенка, наоборот, о них тоже можно и нужно говорить. (Я тоже очень тоскую о маме. Давай поговорим о ней.) (Я плачу, потому что мне очень плохо. Я думаю сейчас о том, что папа умер. Но я не всегда буду печальной, и ты не виновата в моей грусти. Горе рано или поздно проходит.)

В это момент очень важно сориентировать ребенка на активность, рассказав, что он может сделать для умершего человека. И здесь очень важно не делать из покойного «всевидящее око» (Мама сейчас на небе и смотрит на тебя, так что веди себя хорошо), а объяснить, как наши дела на земле могут помочь ушедшему. Если ребенок знаком с основами православия, это проще, поскольку он уже слышал о душе и о том, что случается с ней после смерти.

Если нет – в доступной форме рассказать малышу, что когда человек умирает, остается душа, которая в течение первых трех дней  прощается со всем тем, что было дорого ей при жизни, например, с родными и близкими. Три дня душа рядом с нами, поэтому по христианскому обычаю и похороны назначены на третий день, когда душа «отлетит». До девятого дня по велению Бога душа человека созерцает красоты рая и адские бездны. После этого, вплоть до сорокового дня, душа проходит испытания (мытарства), в которых обсуждается  каждое дело, слово и даже помышление человека при жизни. Причем за человека свидетельствуют Ангелы, а против – бесы. От того, как душа пройдет это испытание, зависит ее участь. И в это момент очень важна молитва за умершего, это может оказать поддержку душе на таком «предварительном» суде.

Молясь за умершего, ребенок помогает его душе. В то же время в мыслях он рядом с ним, он может чувствовать себя заботящимся о том, кого нет, более взрослым, ответственным. В это время ребенок может осознать, что смертью не заканчивается жизнь, что добрые дела и поступки дают душе другую, вечную жизнь. Это понимание снижает страх смерти у детей.

При рассказе ребенку о смерти с религиозной точки зрения, важно не совершить ошибку, создав образ «страшного Бога». (Бог забрал маму, теперь ей там лучше, чем здесь). У ребенка может появиться иррациональный страх, что его тоже «заберут». Про то, что «там» лучше» — тоже непонятно для детей. (Если «там» лучше, то почему все плачут? И если смерть лучше жизни – зачем тогда жить?).

Также не стоит говорить что «дедушка уснул навсегда», «папа навсегда от нас ушел». Дети мыслят очень конкретно. Такие слова могут спровоцировать страх сна (усну – значит умру), страх потери близкого (мама ушла в магазин – она тоже может уйти навсегда, умереть).

Итак, что и как можно и нужно говорить среди всех этих «нельзя»?

Выберите место, где вас не будут беспокоить и позаботьтесь о достаточном количестве времени на разговор. Говорите правду. Если смерть вызвана болезнью, о которой ребенок знал, начните с этого. Если это несчастный случай, расскажите, как это произошло, возможно, начиная с момента, когда ребенок расстался с этим родственником. (Ты видел как утром папа поехал на работу…). Вам тоже тяжело в этот момент, но ради ребенка нужно набраться мужества, и оказать помощь ему. Следите за его реакциями, реагируйте на его слова и чувства. Будьте добрыми и чуткими, насколько это возможно для вас в этой ситуации. Расскажите о своих чувствах, не демонстрируя их. Дайте понять и почувствовать, что вы рядом, вы не покинете его. Скажите о том, что умершего заменить никто не сможет, но вы поможете заполнить образовавшуюся пустоту, насколько это возможно. Расскажите ребенку, как будут происходить похороны, что происходит в душой. Научите молиться за умершего. Пообещайте, что вы будете рядом и что можно говорить обо всем: о страхах, чувстве вины, гнева. Обязательно выполните это обещание. Будьте готовы разделить с ребенком любые чувства, которые могут возникнуть в связи с этим известием.

Смерть близкого родственника – большое горе для всех членов семьи. Именно от взрослых, от их поддержки и сочувствия зависит, насколько эта потеря будет ужасна и болезненна для ребенка. Доброта к ребенку, принятие его чувств и эмоций, разрешение «не брать на себя вину за эту смерть», заполнение места, которое занимал ушедший в жизни ребенка, помогут малышу прожить горе без психологических «осложнений».

Если вы не в силах говорить с ребенком о смерти близкого – немедленно обратитесь в службу психологической помощи (лично или по телефону), вам окажут необходимую поддержку.

Метки:    

Добавить комментарий